Разделы

На правах рекламы:

тройская гимназия прага, novagym в москве

Провигил купить, anhui в москве

• Komplet sto?owy z porcelany смотрите здесь.



Корпоративный конфликт глазами регистратора

Опубликовано в журнале "Акционерное общество"


Калинин М.Н., Генеральный директор ОАО "Регистратор "НИКойл"

Поговорим о конфликтах. Такая тема бепроигрышна для пишущего и занимательна для читающего. Конфликт - это интрига, действие, всеобщий ажиотаж. С одним условием - если этот конфликт наблюдать со стороны. Сколько людей с любопытством наблюдают на автомобильную аварию! А так ли это интересно и увлекательно тем, кто оказался ее участником или (не дай Бог) жертвой. Настолько ли это событие интригуще для инспектора ГИБДД?
Корпоративный конфликт - материя еще более интересная, чем вульгарное ДТП. И участники здесь, как правило, повесомей и деньги затронуты такие, что даже столкновение двух "Феррари" покажется копеечным делом. Само собой, что в центре любого корпоративного конфликта лежит собственность (читай деньги). Собственность - вот ключ ко всему, а когда дело касается именно корпоративных конфликтов, ключ к собственности лежит в офисе реестродержателя и этот, последний, волей-неволей оказывается втянут в самое "окно" тайфуна под названием "корпоративная война".
Квалифицировать суть претензий, которые в рамках корпоративного конфликта предъявляются регистратору можно по двум основным принципам:
- Первый принцип ранжирует воозникающие в процессе конфликта претензии по категориям субъектов, которые в них участвуют. И об этом мы поговорим позже.
- Второй же формирует эти претензии по функциональному принципу и опирается на основные элементы деятельности регистратора: проведение перерегистраций ценных бумаг, выдача выписок, предоставление информации крупным акционерам и госорганам, подготовка и проведение собрания акционеров.
При чем, в условиях корпоративного конфликта регистратор практически не в состоянии произвести ни одно из вышеуказанных действий или процедур без того, чтобы не вызвать недовольство той или иной стороны конфликта.
Тут-то регистратор и попадает

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

Возьмем для примера самую, пожалуй, элементарную операцию - выдачу выписки. Без выписки трудно подтвердить свои права на ценные бумаги перед третьими лицами или, скажем, в суде. Если регистратор выдаст представителю одной из противоборствующих сторон выписку ровно на пятый день, то их противники будут довольны - время затянуто на максимальный срок, а в таких делах лишний день дорогого стоит. Этого, конечно, не скажешь о тех, кто этой выписки желал - они (в принципе справедливо) могут сказать, что выписка на самом деле формируется быстро и тратить пять дней на подготовку стандартного документа из трех десятков слов, значит играть на стороне их противников. Само собой, выдача выписки в день обращения за ней вызовет недовольство первой стороны, которая в столь оперативной реакции регистратора увидит ангажированность в пользу конкурентов. Можно себе представить, что даже если столь безобидная и простая процедура потенциально конфликтна то, какого накала могут достичь страсти по более принципиальным поводам.
Повторюсь - даже при отсутствии протекционизма регистратора в пользу одной из сторон конфликта, избежать упреков в создании необоснованно благоприятных условий кому-то из них крайне трудно. При этом и так-то в условиях корпоративного конфликта жизнь у регистратора не сахар…


Прежде, чем продолжить, сделаю одну ремарку.

Уникальность маркетинговой политики в регистрационных компаниях заключается в том, что подход к оценке клиентов у них в корне отличается от того, как это делается в большинстве других сервисных фирм. В принципе, регистратора мало интересует прибыль и обороты клиента, количество работников, связи с поставщиками и подрядчиками и т. д. Ключевым параметром, по которому регистратор оценивает клиента, является количество акционеров. Именно по этому признаку, прежде всего, и рассчитывается плата за услуги реестродержателя. Конечно, существуют исключения, конечно, есть скидки на бедность и наценки "за крутость", но в большинстве случаев парадокс регистраторского ценообразования состоит в том, что "флагман индустрии" в форме ЗАО с 5 акционерами и оборотом в миллионы долларов платит за ведение реестра в разы меньше, чем дышащий на ладан доходяга, но зато с 10000 акционерами. При этом, конкурентная ситуация в регистраторской отрасли такова, что доходы регистратора и от того и от другого балансируют примерно на уровне себестоимости. Реально, хоть сколько-то заметную прибыль приносят считанные единицы клиентов.

И вот на таком фоне у клиента разгорается конфликт. Причем, это может быть как "доходяга", так и "флагман индустрии" - примеров тому: хоть отбавляй. Главной целью любого корпоративного конфликта является получение/сохранение контроля над предприятием. Для чего необходимо избрать лояльные органы общества, для чего необходимо получить тем или иным образом перевес в голосующих акциях, для чего… Вот тогда-то и возникает вопрос: "А кто же тут у нас регистратор???". И начинается!
Прежде всего, стороны начинают бомбардировать регистратор запросами, на получение информации - любой конфликт начинается с накапливания "объективных данных" о противнике и предмете, за который идет война. Это еще полбеды. По крайней мере, за это обычно взимается плата. Регистратор имеет право требовать деньги с зарегистрированных лиц за проведение операций в реестре, за выдачу выписок, составление списков. Но при этом объем работ, естественно, начинает возрастать, а большинство регистраторов к этому могут оказаться не готовы. Дело в том, что основная масса эмитентов живет спокойной корпоративной жизнью. Редкие выписки и наследственные дела оживляют неторопливое ее течение. Это отражается на планировании деятельности регистратора - от помещений до персонала. Такой расклад совершенно не учитывает скачкообразный рост активности одного из клиентов (да и попробуй спрогнозируй такое), значит начинается напряжение имеющихся ресурсов, потому что быстро набрать нужных людей и нарастить мощности, понятно, не так-то просто. Это чревато ухудшением, как общего качества работы, так и, как следствие, возникновением затруднений для других, ни в чем не повинных, клиентов.
Затем, по логике развития конфликта, противники начинают палить друг в друга. Цель этих мероприятий все та же - максимально затруднить и удорожить противнику работу, желательно полностью ее заблокировать. Это происходит, обычно, через подключение тяжелой артиллерии в виде правоохранительных и регулирующих органов. Инициируются запросы и жалобы друг на друга, открываются уголовные дела, накладываются судебные аресты. И вот милиция, суды, прокуратура - все эти уважаемые организации, естественно, тоже начинают разбирательство жалоб и заявлений с того, что запрашивают регистратор на предмет требуемой им информации. Это еще не беда, но уже - неприятность. Не беда потому, что жалуются стороны пока друг на друга, а не на регистратора, а неприятность заключатся в том, что работать приходится больше, а денег за это не платят уже совсем - государственные структуры таким подходом невыгодно отличаются от частных. Причем аппетиты проверяющих-расследующих, обычно выходят за рамки предмета жалобы. По моей практике - они предпочитают запросить как можно больше сведений и документов "на всякий случай". Это тоже не может не сказаться на работе реестродержателя. Отдельный разговор о сроках - они выражаются, обычно, расхожим понятием "вчера". В этой ситуации напряжение сил регистратора не имеет даже, как на первом этапе, приятной компенсации в виде денежных средств.

Но и это, как говаривал известный герой Ершова "только службишка - не служба, служба будет впереди". А "впереди" начнутся неминуемые претензии к самому регистратору. Их сценарную канву я уже изложил на примере выписки. И это уже совсем неприятная ситуация, поскольку она чревата чем угодно - начиная от нервотрепки всем сотрудникам от директора до уборщицы, и заканчивая значительными финансовыми потерями на штрафы, оттоком клиентов, проблемами с лицензией. Размер усилий, необходимых для защиты теперь уже самого себя, поверьте, требуется огромный. Отвечать на претензии ФКЦБ, давать объяснения милиции, отбиваться от исков в судах, убеждать судебных приставов в, порой, полной абсурдности их требований…
При этом, никто не отменял все предыдущие проблемы: стороны по-прежнему исправно жалуются друг на друга, требуют, информацию, насылают проверяющих и т. д.
Это приводит к двум неприятным для регистратора последствиям:
- Во-первых: издержки на все эти дрязги начинают значительно превосходить все возможные и мыслимые доходы, которые приносит данный клиент.
- Во-вторых, увеличивающееся напряжение рабочего ритма может привести уже к настоящим, а не придуманным сторонами конфликта упущениям в работе, ошибкам, нарушениям. Это, в свою очередь, становится причиной новой волны жалоб, претензий, проверок.

Апогея этот Содом достигает при начале подготовки к собранию акционеров (как правило, внеочередному - инициированному одним из противников): требования на проведение внеочередного собрания и выдачу списка к нему, арест акций противника, запрет голосовать, иски и исполнительные листы, запреты собраний (а ведь регистратор еще и счетная комиссия общества, где больше 500 акционеров). Объем работы снова возрастает в разы, каждый документ приходится проверять многократно, чтобы избежать даже незначительной ошибки, все это опять прямо и косвенно увеличивает издержки. Я уже не говорю о продолжающемся участии в судах в качестве соответчика или третьего лица (суды это очень любят практиковать), что тоже накладно, как прямо (командировочные), так и косвенно (отвлечение юристов от других неотложных дел). Денег же, повторюсь, практически не прибавляется. Сюда добавляется разница в психологическом подходе: для регистратора весь этот конфликт - огромная головная боль и колоссальная проблема в добавление к массе других такого или иного, менее аврального характера. Помимо бурлящего общества, есть менее взрывоопасные, но это же не означает, что о работе с ними нужно забыть. Конфликтующие же стороны свято уверены, что их проблема - самая животрепещущая и все, буквально все должны бросить другие дела и заниматься только ей. Ни для кого не секрет, что у большинства регистраторов крайне мало резервов под авральные ситуации. Очень небольшая группа моих коллег обладает достаточными ресурсами, чтобы держать частично избыточный персонал под такие конфликты: бюджеты сводятся впритык. Можно, конечно выдвинуть эмитенту требование: у вас тут акционеры конфликтуют, надо бы прибавить денег за оплату наших услуг, но это, боюсь будет неправильно истолковано. Кроме того, к этому моменту генеральных директоров может быть уже более одного. Итак, мы подошли к самому важному…

Рано или поздно регистратор может оказаться перед выбором

КОГО ПОДДЕРЖАТЬ

Действительно, как я уже показывал, даже в рамках законодательства можно дать серьезные преференции одной из сторон конфликта. Соответственно, ничем, в принципе не рискуя, регистратор может поддержать одного из противников. Давайте проанализируем законодательные "зазоры", которые можно использовать в этом случае:

1. Предоставление информации.

· выдача выписок - от 0 до пяти рабочих дней;
· предоставление иной информации (списка акционеров для владельца более 1%) - от 0 до 20 дней;
· предоставление списка к собранию акционеров, проводимого по инициативе акционера от 0 до бесконечности (об этом позже);
· отказ в проведении операции в реестре от 0 до 5 дней.

Понятно, что чем быстрее будет получена информация, тем раньше можно будет воспользоваться ею. Особенное значение имеет информация по всему списку акционеров (например, для упрощения скупки акций) и получение списка для проведения собрания акционеров, здесь, как можно видеть, регистратор почти всемогущ. Я не акцентирую особо внимание на том, что в двух этих последних случаях регистратор может выставлять непомерно высокие цены за свою работу, поскольку ценообразование этих услуг очень призрачно. Я лично видел списки, которые были составлены регистратором не в алфавитном порядке, а в порядке номеров лицевых счетов акционеров, что делало их (при 12 тысячах зарегистрированных лиц) затруднительными для использования, но формально буква нормативного акта нарушена не была.

2. Проведение операций.

· открытие лицевого счета, внесение изменений в информацию лицевого счета зарегистрированного лица, внесение записей о переходе прав собственности на ценные бумаги, внесение записей о блокировании операций по лицевому счету, внесение записи об обременении ценных бумаг обязательствами, внесение записей о зачислении, списании ценных бумаг со счета номинального держателя, конвертация ценных бумаг, принадлежащих отдельным владельцам - от 0 до 3 дней.

Думаю, нет необходимости в глубоком анализе этого "зазора". Оперативность проведения операций в реестре жизненно важна для любой из сторон. За эти три дня могут произойти любые события - от инициации собрания до визита приставов-исполнителей с арестом акций одного из противников. Опять же оставим за скобками такие возможности, как проведение операции задним числом или утечка информации в пользу одной из сторон конфликта - мы анализируем только абсолютно законные возможности для благоприятствования одному из противников.

3. Признание полномочий.

Не секрет, что в условиях корпоративных войн часто сторонами порождается два и более директора, совета директоров и иных органов управления обществом. От того, кого из них регистратор признает в качестве "законного", тоже зависит достаточно много, а поскольку в нашей прекрасной стране юридическая практика такова, что может быть два абсолютно законных, но полностью противоречащих друг другу судебных решения, "личные" симпатии регистратора могут помочь ему определить, какое из них "более абсолютно законно".

4. Жесткость подхода.

Соответственно, регистратор может подходить с разными мерками к однотипным документам, предоставляемым разными сторонами. В одном случае - посмотреть сквозь пальцы на мелкие неточности, в другом цепляться к каждой ерунде, затрудняя, замедляя, удорожая работу, требуя нотариального заверения оригинала паспорта, личной явки покойного…

5. Собрание акционеров.

Новации в законодательстве привели к еще большему возрастанию роли регистраторов при осуществлении корпоративных процедур. Акционерные общества, которые имеют свыше 500 акционеров, обязаны привлекать своего реестродержателя в качестве счетной комиссии на собраниях, иначе результаты этих собраний могут быть оспорены. А значит, у регистратора появляется отличный механизм помощи "дружественной" группе акционеров. Впрочем, не буду отбивать хлеб у других авторов журнала - тема "Регистратор и собрание акционеров" достойна отдельной обширной статьи.

6. Взаимодействие с проверяющими-расследующими.

Здесь регистратор тоже может очень помочь "друзьям": затянуть предоставление информации, подготовить дружелюбный к одним и осуждающий других ответ на запрос, выступить в суде с завуалированной (или даже явной) поддержкой одной их сторон.

Повторю в сотый раз - весь этот "веер возможностей" может применяться регистратором абсолютно законно и упрекнуть его с юридической точки зрения будет абсолютно не в чем. Кстати и причины, которые заставляют регистратора встать по ту или иную сторону баррикад могут быть различные. Доминирует, конечно, материальная выгода, но и здесь есть нюансы. В одном случае - регистратор изначально "заряжен" в пользу одной из сторон. Его лояльность хорошо проплачена заранее, еще до начала конфликта. Несколько другое дело, когда в разгар всей этой, описанной выше карусели, к регистратору обращается некто, выражающий свое сочувствие регистратору в сложившейся ситуации и предлагающий компенсировать те расходы, которые регистратор уже совсем было готов был списать в разряд безнадежных убытков. Чем в более тяжелом положении оказывается регистратор, чем большие издержки он несет на фронтах корпоративной войны, тем больше искушение согласиться.
Как правило, в роли змея-искусителя выступает руководство акционерного общества и стоящий за ним акционер (обычно мажоритарный). В этом случае не надо даже изобретать финансовый велосипед - чтобы "довести" деньги до регистратора достаточно пересмотреть базовый договор в строну увеличения тарифа.
Помимо финансового стимула в пользу "искусителя" говорит еще и один занятный парадокс, которыми вообще, очень богат бизнес регистраторов. Дело в том, что хотя регистратор служит как бы всем акционерам в равной мере и в равной мере должен отстаивать их права и действовать в их интересах, деньги регистратору за собственно ведение реестра платит администрация эмитента и именно эмитент является клиентом регистратора с точки зрения гражданского законодательства. Поэтому, обычно регистратор априори испытывает некую "клиентскую симпатию" к тем, с кем у него ассоциируется понятие "эмитент", а в подавляющем большинстве случаев - это одна из сторон конфликта. Чаще всего в силу этого бизнес-психологического феномена регистратор и так тяготеет к поддержке тех, кто сейчас управляет предприятием, а уж если эта благосклонность сцементирована финансовыми ресурсами… .

Тогда остается сказать

БЕДНЫЙ МИНОРИТАРИЙ

Вообще-то использование термина "миноритарный акционер" применительно к тем, кого так называют в нашей стране, любого американца здорово повеселит. В самом деле, таковыми у нас могут считаться владельцы и 10 и 20 и 40 процентов акций. Именно они составляют в своей беспомощности компанию действительно мелким акционерам: и те и другие оказываются отстранены от принятия оперативных решений в обществе. И если владельцу одной тысячной доли процента уставного капитала не гоже сетовать на судьбу, то "псевдоминоритарий", конечно может роптать на столь суровую к нему планиду.
Ни для кого не секрет, что образцов успешного совместного управления двумя разными группами акционеров одним предприятием практически нет (в сфере крупного бизнеса исключение составляет ТНК вот уже много лет успешно управляемая СУАЛОМ и Альфой). А противоположных примеров - пруд пруди. Наше корпоративное законодательство делает "бесхозными" от 49 до 24 процентов акций (в зависимости от финансовых возможностей и психологической устойчивости того, кто владеет остальным). Понятно, что 51 процент позволяет сконцентрировать в своих руках оперативное управление предприятием, поставив "своего" директора и замкнув на себя все финансовые потоки (не дивиденды же интересны у нас "мажоритарному" акционеру в самом деле!). Пакет акций свыше 75 процентов позволяет решать практически все вопросы "корпоративного строительства", так сказать келейно, в узком кругу единомышленников. Вот так, опираясь на подобного рода предпочтения "мажоритарных" владельцев и можно сделать вывод о "бесхозных процентах".
Конечно, владельцы этих акций находятся в весьма невыгодном положении. Полбеды, если они достались почти бесплатно на волне приватизации. А если нет? Если за них были выложены кровные денежки и притом немалые. Как окупить эти вложения? Как заставить основного владельца начать делиться доходами предприятия? Конечно, нужно подсобрать информации, как финансовой, так и иной, которая может помочь составить правильное представление о том, чем на самом деле владеет "миноритарий". И вот здесь регистратор может стать воистину Берлинской стеной на пути этих попыток. Технику этого я подробно описал выше. При этом, отмечу, что чем более активна будет поддержка эмитентом (как организационная так и финансовая) деятельности регистратора, тем меньше шансов у "миноритария" получить желаемые сведения. Конечно, не только регистратор обладает необходимыми минритарию сведениями. Многих данных у него просто нет и не может быть. Однако не нужно недооценивать его роль этакого "серого кардинала" при администрации эмитента. Впрочем, если регистратор в силу неких причин займет сторону миноритария… Но это уже совсем, совсем другая история…

ЭПИЛОГ

Регистраторов надо любить (спасибо вам, бессмертные авторы "Золотого теленка"!). В основе своей деятельности они тихие, мирные, безобидные существа. Из вышеизложенного нужно сделать правильный вывод, который, на мой взгляд, является следующим: регистраторы контролируют такие силы, которые в спокойном состоянии не сулят беды никому, в том числе и самим регистраторам. Однако при возбуждении этих сил непоздоровится может всем (в том числе и самим регистраторам). Именно поэтому так важно всем участникам этого сложного процесса именуемого корпоративными отношениями уметь договариваться спокойно и взвешенно не нанося друг по другу поистине чернобыльских ударов в рамках корпоративных войн, ибо следует помнить, что на выжженной земле победитель тоже не сможет собрать богатый урожай.